ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ ДЕЛЬФИНОТЕРАПИИ

Раздел: 
Психология

(Психологический журнал, N 5, 2001)

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ ДЕЛЬФИНОТЕРАПИИ

 

Ольга Арнольд - кандидат психологических наук, Институт

развития личности

 

Елена Бутова - врач, МП "Утришский дельфинарий"

 

Дельфинотерапия - сравнительно новое направление традиционной медицины, особенно ценные результаты она дает при работе с больными детьми (ДЦП, синдром Дауна, детский аутизм) Больные синдромом Дауна овладевают при общении с дельфином человеческой речью; дети с задержками развития и ДЦП в ходе дельфинотерапии становятся более контактными и общительными, у них повышается фон настроения, они лучше справляются с различными задачами повседневной жизни. В результате длительного общения с дельфимнами у них снимаются психологические барьеры в общении, уменьшаются страхи, снижается уровень агрессивности, улучшается координация движений и ориентация в пространстве, повышается эмоциональный тонус, значительно улучшаются возможности концентрации внимания, проявляются творческие задатки. Таким образом, дельфинотерапия является действенным методом реабилитации детей с тяжелыми органическими заболеваниями центральной нервной системы и приводит к значительному повышению функциональных возможностей больного ребенка и улучшению его адаптации в обществе.

 

Дельфинотерапия - психотерапия и психокоррекция - цветовой тест Люшера

 

Дельфины издавна привлекали особое внимание людей, причем во всех дошедших до нас преданиях это очень дружелюбные существа. Древнегреческая легенда донесла до нас историю чудесного спасения певца Ориона, сброшенного в море с корабля пиратами и подхваченного дельфинами, доставившими его на берег. Уже в новые времена, в конце прошлого века, прогремела история Пелорус-Джека, дельфина, взявшего на себя роль лоцмана в узком извилистом проходе возле берегов Новой Зеландии и много лет верой и правдой служившего людям. Еще античные авторы писали о дельфинах, которые проникались дружескими чувствами к детям и катали их на спине. Периодически и сейчас у берегов морских курортов появляются отдельные дельфины, вступающие в игру с детьми и некоторыми взрослыми, что немедленно становится сенсацией. К тому же дельфины - очень романтичные создания; так, во всяком случае, они воспринимаются обыденным сознанием. Неудивительно, что им приписывают магические способности. Вот как описывает их Герман Мелвилл в своем знаменитом романе "Моби Дик": "Моряки с восторгом приветствуют их появление. Полные веселья, они всегда летят по ветру с пенистого гребня на пенистый гребень. Это молодцы, несущие ветер. Говорят, что они приносят удачу." Именно общественный интерес к этим умным и необычным существам вызывал у людей желание общаться с ними как можно ближе и теснее. И так возникла дельфинотерапия - отрасль нетрадиционной медицины, при которой исцеляющее воздействие на пациента оказывает взаимодействие "человек-дельфин".

Пионером дельфинотерапии считается доктор Дэвид Натансон (D.Nathanson), который начал заниматься ей в 1978 году в океанариуме "Мир Океана" во Флориде. Дети с отклонениями в развитии быстрее и лучше обучались различным навыкам, взаимодействуя с дельфинами. Больные синдромом Дауна овладевали при общении с дельфином человеческой речью! По мнению доктора Натансона, психолога по образованию, ключ к обучению людей умственно отсталых, которые просто физически не способны сосредоточиться на чем-то одном, лежит в усилении способности концентрировать внимание, чего можно добиться только при очень сильной мотивации. В случае, когда "функцию учителя" выполнял дельфин, были получены поразительные результаты: обучение шло в четыре раза быстрее, если в качестве вознаграждения за усердие выступала возможность общения с этим животным.

Это направление исследований и лечебных процедур доктор Натансон назвал "дельфинье-гуманистической терапией" ("Dolphin human therapy"). Сейчас стандартное время работы с детьми, страдающими отклонениями развития - пять дней; при этом каждый терапевтический сеанс длится 40 минут. Первый сеанс - подготовительный; на нем детей только готовят ко взаимодействию к дельфинами и разрешают касаться их лишь с помоста; в последующие дни обязательной частью процедуры становится общение с дельфинами в воде. Необходимо отметить, что большую роль в этой терапии играет общение психолога с родителями ребенка - как в подготовительный период, так и в ходе самого курса. Кроме того, родители участвуют в групповой работе.

В другой работе, проведенной также во Флориде исследователями Д. Хоагленд и У. Шенноном (D. Hoaglend & W. Shannon), родители и дети 3-9 лет с отклонениями развития плавали вместе с дельфинами. Всего было 4 сеанса плавания; очень интересным оказалось поведение не детей, а их родителей. Если на первом сеансе плавания в бассейне с дельфинами родители особенно интенсивно контролировали своих детей, то на последующих они уже больше играли с детьми, а в конце цикла они уже все вместе общались с дельфинами. Таким образом, в бассейне в присутствии "третьих лиц" - дельфинов - быстрыми темпами развивалось понимание и взаимодействие между родителями и детьми. Достигнутые результаты сохранялись впоследствии и в домашних условиях, и они были столь ощутимы, что родители стремились снова возобновить сеансы дельфинотерапии.

Выяснилось, что оптимальные условия, при которых достигаются наилучшие результаты - это большое число сеансов совместного плавания, не менее трех; каждый сеанс должен продолжаться не более 20 минут. Не следует забывать, что, кроме общения с дельфинами, и взрослые и дети регулярно общаются и с психологами. Когда пара ребенок-родитель в течение двух недель проходит курс дельфинотерапии, они оба пользуются исключительным вниманием психологов, тренеров и других специалистов и плавают в окружении двух-трех дельфинов, то есть с ними постоянно ведется работа на нескольких уровнях. К тому же родители еще выкладывают за такой курс крупную даже по американских масштабам сумму денег, и понятно поэтому, почему непосредственные и отдаленные последствия такого лечения особенно показательны и стойки.

Интересна и необычна - а для нас и попросту экзотична -так называемая "кранио-сакральная терапия" (сranio-sacral therapy) с использованием дельфинов (Russell A.Bourne). Ближайшие эквиваленты "кранио-сакральной" терапии - это мануальная терапия, соединенная с массажем, интегрально-телесная терапия. Эти работы велись в теплых водах Мексиканского залива, в лагуне, отгороженной от океана невысокой оградой, где уже долгое время в условиях относительной свободы живет популяция афалин. Тяжелые инвалиды, к которым применяли данный метод реабилитации, страдали болевым синдромом, церебральным параличом, аутизмом, различными поражениями головного и спинного мозга, раком, посттравматическим стрессом.

Сеанс кранио-сакральной терапии с участием дельфинов проходит так. Пациент плавает на поверхности воды, поддерживаемый на плаву каким-нибудь плавсредством типа детской надувной игрушки, оставляющим открытым значительную поверхность его тела. Им занимаются три терапевта, стоящие по пояс в воде, в шесть рук. Вокруг них вертятся дельфины, при этом они касаются как пациента, так и тех, кто им занимается - их этому специально обучали. При этом проявляются характеры животных: одни из них только выполняют указания тренера, другие же импровизировали; например, один из дельфинов научился подплывать под согнутой локтевой сустав женщины, страдающей квадриплегией и потому лишенной возможности схватиться за его спинной плавник, и в таком положении катал ее по вольеру. Кроме исключительных условий обращения с пациентом при такой терапии, существенную роль в ее успехе играет и то, что что с ним работают очень-очень долго - за двое суток он проводит в таком приятном состоянии тела и духа не менее шести часов.

Исцеляет не только плавание с дельфинами, но и просто общение с ними и другими водными животными (как, впрочем, и с животными вообще - зоотерапия). Так, например, разработанная в одном из океанариумов Флориды программа "полного круга" под руководством Марианны Клингель (M.Klingel) предполагает участие детей с различными отклонениями в спасении и реабилитации различных морских животных: дельфинов, черепах, каланов и даже рыб. Причем очень важно при этом, что дети не просто играют с животными, но и заботятся о них: кормят их и выхаживают осиротевших детенышей и травмированных зверей. Участие в такой деятельности положительно влияет на развитие речи и адаптацию в человеческом обществе, на уверенность в себе и настроение. Привлечение к такой работе предлагается также как один из методов исправления подростков с антисоциальным поведением; общение с дельфинами помогает юным правонарушителям научиться строить отношения уже не в дельфиньем, а в человеческом обществе.

Но особо интересные и многообещающие результаты, как выяснилось, получаются в тех случаях, когда дельфины не содержатся в неволе, а свободны и добровольно контактируют с людьми. Такие условия, например, созданы на Дельфиньем Рифе в Израиле, где в Красном море живет семейство черноморских афалин; они свободно могут уходить из большого отгороженного вольера площадью 10 000 кв.м в открытое море, но всегда возвращаются обратно. Когда люди входят в вольер, чтобы поплавать с ними, они почти всегда сами охотно вступают с ними в контакт (работы С.Донио, Д.Уолгроча (S.Donio, D.Wolgroch).

Так же есть сообщения о потрясающих, почти чудесных результатах, достигнутых при совместном плавании людей и диких дельфинов в океане. Но так как об этом говорит некая Терри Пинни (Terry Pinney), гавайская целительница, которая утверждает, что она развила "способность вступать в телепатический контакт, используя свои экстрасенсорные и провидческие возможности, чтобы облегчить межвидовое общение"; что из своей квартиры в Вайкики она вступают в телепатическую связь с дельфинами мирового океана и выяснила, что у всех дельфинов на свете один и тот же язык, - то достаточно трудно принимать ее уверения всерьез. Как невозможно воспринять серьезно и уверения Игоря Чарковского о том, что общение с дельфинами облегает роды в воде, так как помогает роженице лучше расслабиться. Интересно, где он получил эти данные - во всяком случае, в дельфинарии на Малом Утрише проводить эксперименты с живыми людьми ему не разрешили. Хотя на Дельфиньем Рифе в Израиле проводилось совместное плавание женщин на последних месяцев беременности с дельфинами (D.Wolgroch), никаких специфических эффектов отмечено не было.

Итак, какие же заболевания можно лечить дельфинотерапией? Как уже указывалось, это синдром Дауна, детский аутизм, поражения головного и спинного мозга; кроме того, это депрессия, синдром хронической усталости (астенический синдром), мышечная астения, нервная анорексия, посттравматический синдром, задержка умственного развития, рак.

Кстати, о раке. Альтернативную программу лечения рака методом дельфинотерапии разработал в 1988 доктор Стивен Джозеф (S.Jozsef), нейробиолог и психиатр. Столкнувшись впервые с дельфинами, он осознал близость того, чем он занимался - биологической обратной связью - с дельфинотерапией. Через его программу прошло множество больных, но сам он скончался от рака в возрасте сорока лет...

Электроэнцефалографические данные, полученные в ходе дельфинотерапии (измерения проводились до сеанса и сразу после него), можно свести к следующим: ритмы мозга значительно замедляются, снижается доминирующая ЭЭГ-частота, возникает альфа-ритм и тета-ритм, а также происходит синхронизация электрической активности обоих полушарий (данные Дэвида Коула (D.M. Cole). Это может свидетельствовать о снижении общего уровня возбуждения центральной нервной системы и оптимизации работы мозга.

Психоиммунологические исследования показали, что замедленным ритмам ЭЭГ и синхронизации активности обоих полушарий соответствует продуцирование эндорфинов - гормонов, ответственных за хорошее настроение и самочувствие. Это может объяснить тот факт, что общение с дельфинами уменьшает боли у больных раком (гипотеза С.Берча (S.Birch). Но, как известно, любые сильные положительные эмоции и действенная психотерапия всегда приводят к появлению эндорфинов в головном мозге.

То, что дельфинотерапию можно рассматривать как неклассическую разновидность психотерапию, подтверждается и данными, полученными группой исследователей в Севастополе под руководством Людмилы Лукиной. Если после курса дельфинотерапии у детей, страдавших неврозом, улучшение происходило в 60 % случаев, то у больных детским церебральным параличом и другими органическими заболеваниями - в 25 - 30 %. То есть, как и любая психотерапия, дельфинотерапия действует положительно в основном на неврозы и невротические компоненты соматических (телесных) болезней.

Конечно, можно считать, что дельфины влияют на пациентов экстрасенсорно, как целители с мощным биоэнергетическим полем, но для этого у нас нет и не может быть достоверных данных. Есть и другая точка зрения - чисто механистическая; в этом случае дельфин рассматривается только как источник ультразвуковых сигналов, которые действует на биологически активные точки пациента, и таким образом его влияние на организм сводится к банальной физиотерапии; в будущем, убежден сторонник этой гипотезы доктор Ф.Холмс Этуотер (F.Holmes Atwater), каждый человек сможет иметь на свое домашнем компьютере виртуального дельфина-терапевта. То есть воздействие дельфинотерапии сводится исключительно к своеобразной физиотерапии. На наш взгляд, в этом случае содержание дельфинотерапии абсолютно выхолощено, и в первую очередь потому, что настоящий дельфин - это живое существо, а не бездушная модель.

Почему же дельфинотерапия так действенна? В чем ее отличие от других направлений зоотерапии, например, от положительного эффекта общения с собственной собакой или кошкой? Давайте рассмотрим некоторые возможные варианты ответа на этот вопрос.

Дельфин, в отличие от домашних животных, окружен романтическим ореолом, как мы уже указывали в начале этой статьи; ему приписывают магические и даже сверхъестественные свойства. От встречи с ним, от непосредственного контакта уже заранее ожидают какого-то необычайного целительного эффекта. Если дети еще слишком малы, чтобы это понимать, им передается ожидание родителей. Вообще эффект любой психотерапии во многом зависит от того, на что настроен, чего ожидает пациент; вера в чудодейственное средство, в чародея-доктора, в волшебное исцеление давноиспользуется в медицине.

Надо отметить, что в случаях, когда эффект дельфинотерапии выражен особенно отчетливо, мы встречаемся с ситуацией, когда с пациентом и его окружением работает целая команда специалистов, и общение с дельфином или дельфинами - только вершина айсберга.

В случае с кранио-сакральной терапии в воде эффект от комплексного воздействия мануальной терапии, массажа и общения с дельфинами усиливается еще одним обстоятельством - пациент неподвижно лежит на поверхности теплой воды в состоянии полного расслабления. Эта почти абсолютная мышечная релаксация должна была вносить немалый вклад в общий эффект лечения. Вообще расслабляющее влияние теплой воды - сильный фактор. В случаях, когда пациенты активно двигаются в воде, плавая с дельфинами, эффект расслабления все равно значителен - тем более что тренеры объясняют участникам, что дельфины боятся резких движений и потому надо стараться двигаться как можно более плавно.

Дельфины действительно легко вступают в контакт с человеком, они дружелюбны и общительны - во всяком случае, для дельфинотерапии отбирают именно таких животных, без малейших признаков агрессии по отношению к человеку. Общение с дельфином, телесный контакт с ним - очень важный фактор, особенно для детей с нарушенными отношениями с родителями и другими представителями своего собственного вида. Часто задержки развития и отклоняющееся поведение у ребенка объясняется недостатком материнской ласки, телесного контакта с ней; контакт с теплокровным дружелюбным существом во многом восполняет дефицит такого телесного общения.

Наконец, активное взаимодействие с дельфином в воде предполагает и игровое поведение. Дельфины, и как и многие высшие животные, не озабоченные постоянными поисками пищи - очень игривые существа, причем они с удовольствием играют не только с представителями своего вида. Нередко они активно привлекают к себе внимание человека, требуют, чтобы с ними играли, и вовлекают в игру детей (а порою и взрослых), а, как известно, игровая психотерапия - один из основных способов восстановления психических функций, особенно у детей.

Все приведенные аспекты взаимодействия больных людей и дельфинов свидетельствуют о том, что, если отбросить спорные моменты и преувеличения, то это мощное средство психотерапии и психокоррекции. Началась дельфинотерапия и у нас, однако пока мы вынуждены преодолевать некоторые сложности технического характера.

Практически всюду, где активно развивается дельфинотерапии, в ней участвуют в основном тихоокеанские афалины, обитающие в теплых водах. Но в наших дельфинариях содержатся атлантические афалины из черноморской популяции, и самая комфортная для них температура воды - 16 - 18 градусов по Цельсию. Естественно, люди в такой холодной воде комфортно себя не чувствуют, а плавание в гидрокостюмах затрудняет не только телесные контакты с дельфинами, но и движения непривычных к ним людей - не говоря уже о том, что для маленьких детей это просто невозможно. Выход один - переводить дельфинов на время работы в другой бассейн с теплой и чистой водой (о последнем не следует забывать, особенно при работе с детьми).

Хорошо бы этот бассейн был неглубоким или с ложным дном; в противном случае придется надевать на пациентов спасательные жилеты, а с детьми, не умеющими как следует держаться на воде, работать в глубоком бассейне просто опасно.

Дельфины, работающие с больными, тоже должны отвечать определенным требованиям. Кроме общительности и дружелюбия, они не должны проявлять никакой агрессивности по отношению к человеку - не секрет ведь, что некоторые дельфины выражают свое недовольство теми, кто с ними работает, толкая их, несильно ударяя хвостом или рострумом и даже покусывая. Такие формы поведения абсолютно недопустимы у "медицинских" дельфинов. Судя по нашим наблюдениям, многие даже взрослые здоровые люди, плавая с дельфинами в первый раз, их опасаются, и агрессивный выпад со стороны животного может не только свести на нет положительный эффект лечения, но и нанести пациенту дополнительную психическую травму.

Психотерапия с использованием дельфинов обязательно должна быть комплексной; при проведении дельфинотерапии желательна совместная работа с пациентом врача, психолога и тренера.

И относительно состояний, при которых дельфинотерапия дает наибольший эффект. На наш взгляд, основные показания для дельфинотерапии - это неврозы и те психосоматические заболевания, в генезе которых большую роль играет нервный фактор. Кроме того, дельфинотерапия должна быть очень полезна тем, кто страдает заболеваниями опорно-двигательного аппарата, так как она проходит в водной среде. И, конечно несомненна роль дельфинотерапии в психокоррекции детей и подростков с отклоняющимся поведением и дефектами развития - это основной контингент пациентов, которым дельфинотерапия наиболее показана.

Мы работали с детьми в возрасте от трех до пятнадцати лет, страдающими различными заболеваниями. Основной целью нашей работы было разработать методику занятий в специально оборудованном бассейне в присутствии специально обученных и подготовленных дельфинов.

Характер методики занятий определялся тяжестью основного заболевания ребенка. Лечебный курс состоял из трех этапов:

I - подготовительный. Знакомство с индивидуальными особенностями ребенка, беседа с родителями, сбор анамнеза, проведение психологических тестов.

II. - основной. Включал в себя непосредственный контакт с четырьмя животными, плававшими в бассейне, в то время как дети находились на бортике. В эксперименте участвовали три афалины и одна белуха. Все животные давно находятся в неволе, хорошо отдрессированы и очень дружелюбно относятся к людям.

В зависимости от своих физических и психических возможностей, наши пациенты играли с дельфинами в мяч (в "футбол" и "волейбол"), гладили их руками и ногами, обнимали их, когда животные по приказу тренера выскакивали на помост.

В промежутках между непосредственными контактами с животными, дети выполняли физические упражнения, направленные на развитие крупной моторики, ориентацию в пространстве, а также занимались рисованием и лепкой, общались с детским психологом. До сеанса и непосредственно после него пациенты раскладывали цветные карточки теста Люшера.

Продолжительность занятий была индивидуальной, до сорока минут. Первые несколько занятий были чисто индивидуальными, а затем дети подбирались в пары с учетом личностной совместимости.

Если говорить об общем стиле занятий с детьми, то основным мы старались сделать игровой метод, подбирая игры таким образом, чтобы содействовать решению поставленных коррекционных задач. Игра является одной из основных составляющих психического развития ребенка, и в то же время дельфины обычно отличаются повышенной игровой активностью, поэтому животные и дети играли друг с другом много и охотно.

III этап - заключительный. Сравнились заключения специалистов, длительно наблюдающих наших пациентов, до и после дельфинотерапии.

Всего в дельфинотерапии принимало участие 32 ребенка, из них 10 страдают ДЦП, 10 - синдромом детского аутизма, 3 - с задержкой психомоторного развития, 6 детей с олигофренией I и II степени различного генеза, 2 ребенка с сенсорными нарушениями, 1 - с бронхиальной астмой психосоматического происхождения.

Были получены следующие результаты. Субъективно, по отчетам родителей, наблюдались значительные улучшения: дети стали более контактными и общительными, у них повысился фон настроения, они лучше справлялись с различными задачами повседневной жизни. Один ребенок, страдавший анорексией, стал нормально есть, .

По заключениям специалистов, наблюдались следующие эффекты.

При органическом поражении ЦНС был снят психологический барьер в общении. Уменьшились страхи. Ушла агрессия к посторонним людям. Улучшилась ориентация в пространстве, координация движений. Повысился эмоциональный тонус. Значительно улучшились возможности концентрации внимания. Проявились творческие задатки, например, появился интерес к рисованию. Появились градации в различении эмоций.

У пациентов, страдающих синдромом детского аутизма, улучшилась зрительная координация, движения рук и ног стали более точными и скоординированными. Улучшилась ориентация в пространстве. Один из наших пациентов научился отслеживать движущийся предмет на протяжении свыше 25 метров. Ушел страх воды, дети стали спокойно мыться в ванне.

У детей, страдавших ДЦП, значительно улучшилась моторика. Так, один из пациентов научился удерживать, а затем и направленно бросать мяч в воду.

По результатам цветового теста Люшера можно сделать следующие выводы. Почти у всех испытуемых прослеживалась тенденция к повышению уровня телесного комфорта. В ряде отдельных случаев, однако, ощущение физического благополучия резко падало, что может свидетельствовать об усталости. Кроме того, в ходе сеанса спадало возбуждение, дети успокаивались.

По результатам электроэнцефалогрфического обследования положительной динамики не отмечалось.

У двух детей с сенсорными нарушениями (тугоухость) улучшения по основному заболеванию не наблюдалось.

Наша работа показала, что дельфинотерапия является действенным методом реабилитации детей с тяжелыми органическими заболеваниями центральной нервной системы, которая приводит к значительному повышению функциональных возможностей больного ребенка и улучшению его адаптации в обществе. К сожалению, наши технические возможности были ограничены, но полученные нами предварительные результаты говорят о том, что дельфинотерапия в полном объеме, с погружением детей в воду и играми с дельфинами в водной среде, может привести к значительно более стойкому и выраженному эффекту, поэтому надо продолжать работу в этом направлении. Дельфинотерапия в полном объеме - это наша следующая задача.

 

В статье использованы материалы I (1995) и II (1996) Международных симпозиумов по дельфинотерапии, состоявшихся в Канкуне (Мексика).