ПАЛАУ. ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Раздел: 
Путешествия

Вы знаете такое государство — Палау? Почти наверняка нет. Я тоже не знала, пока не занялась дайвингом. Считается, что подводное царство здесь лучшее в мире, поэтому я много лет мечтала туда поехать.

Архипелаг Палау относится к группе Южных Каролинских островов. Он находится почти на экваторе (7'с.ш.), состоит из 300 с лишнем островов, по большей части необитаемых, общей площадью 458 кв. километров. С 1994 года Палау — независимое государство, республика во главе с президентом, при легким покровительстве США (то есть ассоциированное с США). Бюджет страны складывается в основном из доходов от туризма и американских дотаций. Единственная культура, которая дает урожай в избытке — кокосовая пальма, и государство экспортирует кокосовые орехи, кокосовое масло и копру. А импортирует практически все.

Население Палау — 21000 человек, причем коренных островитян, потомков тех, кто жил здесь на протяжении последнего тысячелетия, осталось чуть больше тысячи; здесь живут микронезийцы, китайцы, японцы, корейцы, филиппинцы, немного белых — ну и, разумеется, потомки смешанных браков. Нынешний президент призвал палаванцев (буду называть жителей Палау именно так) плодиться и размножаться: «ведь когда нас будет 50 тысяч, с нами будут считаться в мире». Блажен, кто верует... Почти все жители — христиане, причем различных конфессий множество, и разобраться в них, по-моему, невозможно.

Раньше мы бы назвали острова Палау «затерянными в океане», ведь ближайшая суша, остров Яп, находится в четырехстах километрах, а от Филиппин архипелаг отделяет 800 километров соленой воды - Филиппинское море. Но в наше время затеряться трудно даже совсем маленькой стране. Международный аэропорт Корор редко пустует — сюда прилетают самолеты из Японии и Калифорнии, с Тайваня и Филиппин. Мы с мужем летели через Южную Корею. В самолете по пути из Сеула на острова, заполняя таможенную декларацию, я вдруг ощутила себя гражданкой поистине великой страны, наряду с США, Канадой, Австралией и даже Гуамом. Россия! - это звучит гордо, в то время как всякие французы, англичане и прочие шведы должны были довольствоваться тем, что они - Европа. Кроманьонцы какие-то.

Микронезия заселялась людьми очень давно. Поток переселенцев из Азии шел по Тихому океану с востока на запад, и Каролинские острова одними из первых стали обитаемыми. Острова Палау были заселены в III—II тысячелетиях до н. э. азиатскими пигмеями — негрито, но 900 лет назад их вытеснили выходцы с Зондских островов (современная Индонезия). На острове Бабелдаоб древние жители создали на склонах террасы и пирамиды, изменив сам облик острова; это было сделано, по свидетельству археологов, в I веке н.э. От обитателей Палау, живших в XVI веке, на этом же острове остались мегалиты Бадрулхау — громадные многотонные каменные сооружения; их назначение не ясно, так же как и их происхождение — геологи утверждают, что такой породы в Микронезии больше нигде нет. Их 37, и все они расположены на небольшой площади на северо-востоке острова.

Каменная индустрия вообще была здесь распространена в прежние времена. Палаванцы изготовляли каменные деньги для жителей архипелага Яп - огромные известняковые диски с дыркой посередине, некоторые были просто громадинами, диаметром до 3,6 метров и весом до 4 тонн, похожие на жернова. Диски поменьше (много меньше) можно и сейчас увидеть в Этписоновском музее Палау. Чем крупнее была «денежка», тем больше она стоила. Эти каменные деньги перевозили на Яп на каноэ, часто по бурному морю, нередко случались и трагедии, ведь 400 километров на утлой лодочке с непомерно тяжелым грузом — нелегкий и опасный путь! Но деньги есть деньги! Кстати, на самом Палау тоже ходили деньги из раковин и бусин.

Каноэ у островитян были разного назначения, самые большие — военные — назывались «котраол», и в них помещалось 32 гребца. Эти каноэ украшались перламутром и резьбой. Вообще резьба по дереву — национальный художественный промысел островитян. В музеях Палау хранятся модели лодок, и только один традиционный котраол - настоящий; он был изготовлен старейшим мастером, последним, которому были известны секреты изготовления каноэ. Палаванцы в национальной одежде (то есть в коротких юбочках) выходили в нем в море, правда, не в военный поход, а как участники фестиваля. А когда-то воинские экспедиции составляли важнейшую часть жизни островитян. «Войны очень часты на архипелаге и самые ничтожные причины считаются достаточными для ведения их, - писал Н.Миклухо-Маклай в 1878 году. - Войны значительно влияют на уменьшение населения, так как независимых друг от друга участков много, и все они постоянно ведут войну. Эти войны более похожи на экспедиции для добывания голов и, кажется, даже преимущественно ведутся с этой целью.» Убивали не только взрослых мужчин из враждебных племен, но и женщин, и детей, а их головы потом торжественно проносили по деревням, пока вонь от них не становилась невыносимой, и устраивали праздники по этому поводу. Кстати говоря, эта неприглядная страница истории архипелага не отражена ни в интернете, ни в исторических разделах музеев страны.

В те времена на островах царил матриархат. Основой палаванского общества был матрилинейный род во главе с вождем (рупаком); вождем могла стать и женщина. Дети принадлежали к роду матери, родство по отцу не считалось. Женщины в роду играли особую, выдающуюся роль, они считались одновременно и матерями рода, и матерями земли. С этим связан был и культ женских предков. Микронезия, кстати,— едва ли не единственное место на земле, где реально почитали предков — женщин.

В деревнях существовали женские союзы и мужские союзы, причем женские обладали большей властью. Местом собрания членов мужских клубов был баи - «большой дом», у женщин таких домов не было. Рождение девочки встречалось с гораздо большей радостью, чем появление на свет мальчика; до сих пор один из самых главных праздников у островитян — рождение первого ребенка. Важнейшую роль внутри рода играла обычно старуха, «большая женщина». Она была старшей советчицей, распорядительницей всех родовых богатств, земельные наделы тоже передавались по женской линии. Только при японцах, которые владели Палау в начале прошлого века, эти матриархальные обычаи искоренялись. Отголоски этого отношения к женщинам есть и сейчас, они выражаются, в первую очередь в уважении к пожилым дамам. Так, хозяйкой семейной гостиницы, где мы жили, была чистокровная палаванка Кэги, мать троих взрослых детей и бабушка многочисленных внуков, которой беспрекословно подчинялись и все члены клана, и служащие отеля. Она правила своим небольшим штатом мягко, но решительно, и никто не осмеливался ей возражать.

Европейцы узнали о существовании Палау поздно. Считается, что острова видели с одного из кораблей флотилии Магеллана, но первооткрывателем был, скорее всего, испанец Руи Лопес де Вильялобос, сообщивший о них в 1543 году. В 1686 году Испания объявила Палау своей собственностью, но чисто формально, никаких действий предпринято не было. Некоторые сведения об архипелаге европейцы получили в 1697 году, когда выходцы с Палау потерпели крушение у одного из филиппинских островов. Проповедовавший там чешский миссионер миссионер Пол Клайн расспросил их, и те сложили карту островов Палау из гальки на пляже.

В 1783 году наконец-то европейцы по-настоящему познакомились с жителями Палау. Это были англичане - английский корабль под командованием Генри Уилсона потерпел крушение на местных рифах. В то время островом Корор правил хитрый и предприимчивый вождь по имени Ибедул. По его приказу судно помогли отремонтировать, и Ибедул отправил на нем в Англию своего сына Лебуу. К сожалению, в Лондоне юноша умер от оспы, но это не помешало торговым связям Палау с Великобританией. Главное, что получил от англичан верховный вождь Корора — огнестрельное оружие, при помощи которого он смог победить своих соседей. Возможно, уникальное положение Корора, отнюдь не самого большого острова архипелага, возникло именно тогда. Сейчас на Короре, всю территорию которого занимает одноименный город, живут почти две трети населения республики, это центр деловой и вообще всяческой активности.

В конце XIX века испанцы наконец взяли управление Палау в свои руки, и католическим священникам практически удалось замирить островитян и прекратить охоту за головами. Но потерпев поражение от США, в 1899 Испания продала острова Германии, а с началом Первой мировой войны немцев сменили японцы. Но если в Корее, а потом, во время Второй мировой войны, в Индонезии и на других оккупированных островах Тихого океана, японцы вели себя, как жестокие завоеватели, то палаванцам повезло — к ним колонизаторы относились практически как к равным.

Во время Второй мировой войны архипелаг стал ареной военных действий, но сами палаванцы в них практически не участвовали, хотя пятый президент республики Палау, Нгираткел Этписон, в молодости едва не погиб, когда американцы бомбили японский корабль, на котором он тогда служил. Сражение при Пелелиу стало одной из самых кровопролитных битв на Тихом океане. Пелелиу и соседний Ангаур — самые южные острова архипелага; японцы выселили оттуда жителей и превратили весь Пелелиу в настоящую крепость. На острове Пелелиу природа создала множество карстовых пещер разного размера, и японцы многие из них соединили между собой коридорами и создали мощные подземные укрепления. Взять Пелелиу и расположенный на нем аэродром было для американских войск важной стратегической задачей — это открывало американцам путь к Филиппинам и некоторым другим островам. В сентябре 1944 американцы приступили к операции, но вместо нескольких дней, как они рассчитывали, она заняла почти два месяца. Погиб почти весь японский гарнизон, почти 10000 человек, в плен попали только триста. Американцы тоже понесли тяжелые потери, около полутора тысячи солдат было убито и несколько тысяч ранено. Палаванцы свято чтят память всех погибших, на островах много мемориалов. На морском дне в окрестностях Пелелиу лежат потопленные корабли и сбитые самолеты; сейчас это любимые объекты дайверов.

После войны архипелаг перешел под опеку США, которые хотели, чтобы Палау вошел в состав Федеративной республики Микронезии, но жители решили иначе. И правильно сделали — доход на душу населения здесь вдвое выше, чем в остальной Микронезии. Большая часть населения занята в туристическом бизнесе. Школьное образование обязательно для всех, а высшее можно получить только за границей, чаще всего в США, в Сан-Диего или на Гавайях.

Местные жители производят впечатление довольных жизнью, они неизменно улыбчивы и доброжелательны. Моя хорошая знакомая Наталия, побывавшая на Палау, рассказала мне о разговоре с палаванцем, который был уверен, что живет в лучшем месте на земле.

  • А ты где-нибудь еще был? - спросила его Наталия.

  • Был на Филиппинах, три дня провел в Маниле, - ответил ее собеседник. - Мне не понравилось.

Что ж, Манила, с ее помойками на улицах и соответствующими запахами, мне тоже не слишком нравится. Не буду оспаривать глубокое убеждение многих палаванцев, что они живут в раю. В этом рае очень много цветов, и палаванки, независимо от возраста, часто украшают цветами прически. В первый раз я увидела даму позднебальзаковского возраста с розой в волосах в Москве однажды зимой — и ахнула. Это было на фестивале дайверов, и дама оказалась владелицей нескольких ботов для дайвинга. Но то, что в Москве казалось экзотикой на грани дурного вкусаПусть на Кармен они не похожи, зато красиво.

Для туристов надо сказать, этот эдем весьма дорог. Мне тут жить постоянно было бы скучно, но ведь мы все испорчены современной техногенной цивилизацией.

Впрочем, цивилизация добралась и сюда. На острове Корор всего две основные улицы, но огромное количество автомобилей постоянно стоит в пробках. И это в городе, где чуть больше десяти тысяч жителей! И на Палау есть свой местный мэр-крот, дорожные рабочие постоянно что-то роют. Это не местные, а мигранты, в основном из Индии и Шри Ланки, они иногда ездят на велосипедах, как и туристы, но коренные жители почему-то не признают двухколесные средства передвижения, для них существуют только машины. Мигранты, надо сказать, и тут создают проблемы.

Объехать острова можно за один день или за два дня, если не слишком торопиться. Самый большой по площади остров — Бабелдаоб, там сохранился еще нетронутый девственный лес. Остров пересекают в двух направлениях великолепные асфальтированные трассы. Едешь по пустынному шоссе, вокруг ни души, ни домика — и вдруг вдали на холме над джунглями видишь Капитолий. Настоящий Капитолий по образцу и подобию американского. Это столица страны Мелекеок. Вернее, Мелекеок — это близлежащая деревня. Тут еще Дом правительства, Верховный суд, великолепные крытые галереи с видом на море... А людей нет, кроме туристов, таких же, как мы. Правительство страны решило перенести столицу из Корора в географический центр архипелага, чтобы дать толчок развитию других островов, рассчитывая, что тут будет новый центр деловой активности. Честолюбивые мечты — построили же бразильцы свою новую столицу Бразилиа! Вот только одно но... Город рядом с правительственными зданиями построить забыли. Чудны бывают твои дела, человек...

...Когда мы уезжали, хозяйка гостиницы устроила для нас праздник с барбекю (бесплатный, кстати). Нас провожали со слезами на глазах, мы обменялись подарками, портье и служащий отеля не просто доставили нас в аэропорт, но и донесли наши чемоданы до таможенного терминала. Вряд ли мы когда-нибудь еще сюда попадем, но зато у нас остались прекрасные воспоминания. И фотографии.

Иллюстрации http://www.olgaarnold.ru/palau-kultura-i-lyudi-3