КРИТ ИСТОРИЧЕСКИЙ фото Андрея Жданова

Остров есть Крит посреди виноцветного моря, прекрасный,

Тучный, отовсюду объятый водами, людьми изобильный;

Там девяносто они городов населяют великих.

Гомер, «Одиссея»

 

Сейчас Крит — один из лучших европейских курортов и любимое место отдыха сотен тысяч россиян. Но что мы знаем об этом острове, кроме его роскошных пляжей?
…Это случилось в незапамятные времена, когда боги еще не поселились на Олимпе. Богиня Рея, спасаясь от своего мужа Кроноса, который поглощал всех ее детей, дабы они не отобрали у него власть, нашла убежище на Крите и там, в горах, в пещере, которая ныне называется Диктейской, родила Зевса. Зевс, когда вырос и возмужал, сверг отца и установил свое всевластие. Ему очень нравились земные женщины, и он прибегал к любым средствам, чтобы их добиться. Влюбившись в Европу, он принял форму белого быка, похитил ее и привез на Крит. Там у них родилось три сына, старший из которых, Минос, стал царем Крита, поселился в Кноссе и прославился как мудрый правитель. Но однажды он прогневал Посейдона — он попросил владыку моря прислать ему быка на заклание, бог послал ему белого быка, но тот был так хорош, что Минос послал его пастись со своими стадами, а в жертву принес обычного. В отместку Посейдон заставил жену Миноса Пасифаю влюбиться в быка, и от этой противоестественной связи родился Минотавр, людоед с телом человека и головой быка. Минос заточил Минотавра в Лабиринте, который построил его придворный архитектор Дедал; никто из людей, предназначенных чудовищу, не мог выбраться оттуда. Минос правил мирно, но когда афиняне убили его любимого сына, он пошел войной на Афины, победил и обложил царство данью: каждые восемь лет они должны были отправлять на Крит семь девушек и семь юношей в жертву Минотавру. Это продолжалось до тех пор, пока герой Тесей, сын афинского царя Эгея, не решил положить этому конец и спасти цвет афинской молодежи. Он отправился на Крит вместе с юными согражданами, обреченными на гибель, забрался в Лабиринт, убил Минотавра и благополучно вышел оттуда, потому что влюбившаяся в него царевна Ариадна дала ему в качестве путеводной нити клубок ниток — отсюда пошло выражение «нить Ариадны». Потом Тесей совершил еще много подвигов, но мы сейчас об этом говорить не будем, потому что к Криту они не имеют никакого отношения. Эта история дошла до нас в основном благодаря Гомеру, и как узнать, что здесь чистый миф, а что правда? Ну, что касается полубыка-получеловека, тут все ясно, но существовало ли государство Миноса и был ли Лабиринт?
Древние греки, современники Гомера (а жил он, как считается, в VIII веке до н.э.) уже не застали великой критской цивилизации, которую позже назвали минойской (собственно говоря, назвал ее так сэр Артур Эванс, первооткрыватель Кносского дворца, в честь царя Миноса). Их глазам предстали величественные развалины со множеством помещений, которые они приняли за лабиринт. И повсюду были изображения быка: на стенах, на керамике — и не удивительно, потому что критяне действительно поклонялись священному быку. Так родилась легенда…
Я, конечно, вспоминала ее, когда бродила по развалинам Кносского Дворца и пыталась представить, как он выглядел несколько тысячелетий назад. А еще, глядя на фрески с изображением тавромахии и быков, вспоминала книгу американской писательницы Мэри Рено про жизнь Тесея, которая так и называется — «Тесей». По гипотезе автора (и некоторых ученых), юноши и девушки, которых привозили на могущественный Крит в качестве дани чуть ли не изо всех уголков Пелопоннеса и Киклад (маленьких островов, разбросанных в Эгейском море), предназначались для священных игр с быком и, как гладиаторы, они долго не жили. Что ж, и эта точка зрения имеет право на существование… Юные акробаты прыгали через быка, хватаясь за его рога; на его спине они делали сальто. Этот опасный спорт, естественно, был частью религиозного ритуала. Оригиналы фресок сейчас бережно хранятся в Археологическом музее Ираклиона, столицы острова, в Кноссе остались только копии, и это правильно: если произведения замечательных художников прошлого пережили тысячелетия и многочисленные стихийные бедствия, это не значит, что они в состоянии пережить нашествие туристов.
На Крите, который отстоит от ближайшей суши на 150 километров, первые поселения людей появились еще в VII тысячелетии до н.э. А потом, в начале IV тысячелетия, сюда приплыли пришельцы с востока, из Анатолии, и они принесли с собой развитую культуру. На ее основе родилась минойская цивилизация, древнейшая в Европе, и она процветала около двух тысяч лет, достигнув наивысшего расцвета примерно в 1700 году до н.э. Минойцы были властителями морей, на Крите было несколько портов, самый большой — там, где сейчас находится Ираклион. Центрами Минойского государства были дворцы, не только Кносский; были и другие, поменьше, в Малии, Фесте и Като Закро, построенные по тому же плану. Но Кносс был главным центром и святилищем. Первые постройки были датированы 2000 г. до н.э. Дворцы неоднократно перестраивались и достраивались, их восстанавливали в полном блеске после разрушительных землетрясений, но все когда-нибудь кончается, пришел конец и минойской эре. Первым грозным предупреждением стало извержение вулкана Санторин.
Вулкан Санторин находится на острове Тира (иногда пишется Фира, он же Саннторини) в Эгейском море. На Тире и других островах Кикладского архипелага в те времена существовала развитая эгейская цивилизация, по уровню не уступавшая минойской; она погибла буквально в один день. Когда это случилось, мы точно не знаем, сейчас полагают, что это было где-то между 1645— 1610 г.г. до н.э.(по дендрохронологическому анализу — в 1628 году). Эгейцы были искусными мореплавателями, а их флот безраздельно господствовал в Средиземноморье. Остров Тира с одноименной столицей был их метрополией, а у подножия горы Санторин находилась великолепная гавань. Внезапное извержение вулкана силой в 7 баллов (в три раза мощнее, чем извержение Кракатау) уничтожило город, но его жители, предупрежденные случившимся незадолго до этого землетрясением, успели погрузиться на свои суда и покинуть остров. Извергнув колоссальное количество раскаленного пепла и пемзы, вулкан опустошил свое нутро и огромный вулканический конус, не выдержав собственного веса, рухнул. В образовавшуюся огромную воронку — кальдеру — хлынула морская вода, и раздался мощнейший взрыв. Образовалась гигантская волна цунами (по некоторым расчетам, высотой до 100 метров), которая смыла все прибрежные города и селения на Кикладах, дошла до материковой Греции и африканского побережья. Облако пепла простерлось на 200 — 1000 километров.
Сущствует гипотеза, что Санторини — это и есть погибшая в пучине моря Антлантида; первым ее высказал, кажется, Жак Ив Кусто, он же спускался в кальдеру, глубина которой 300-400 метров, а площадь — 32 квадратные мили. От некогда округлого острова остался один полумесяц, окружающий кальдеру. Вулкан Санторин действует и до сих пор, но теперь он относительно мирный; последнее извержение было в 1950 году. Сейчас Санторини с его прилепившимися к склонам гор домами с голубыми крышами, пляжами с черным, красным и белом песком и изумительными закатами считается самым красивым местом в Европе. Земля тут очень дорога, и селятся здесь, кроме местных жителей, исключительно избранные, например, Анджелина Джоли и Брэд Питт. Но, как ни странно, самые дорогие резиденции на Санторини вовсе не у побережья, а высоко в горах, над кальдерой, порою они вырублены в скале. Оттуда можно только смотреть на море и любоваться видами, наверное, вспоминая о страшной катастрофе. Чудна бывает порою человеческая психика!
Раньше считалось, что минойская цивилизация не пережила эту катастрофу. Гигантская волна обрушилась на северный берег Крита (где как раз и расположен Кносс), поля были покрыты пеплом. Впрочем, на Крите все поселения строили на холмах, а до гор, занимающих большую часть острова, наводнение не могло добраться. Но, как выяснилось, извержение Санторина случилось по крайней мере на век раньше, чем показывали прежние расчеты, и после него минойское общество смогло оправиться. Однако затем, около 1450 года до н.э., на Крит с материка хлынули завоеватели-ахейцы (одно из греческих племен), остров охватило пламя пожаров, дворцы были разрушены и заброшены. Наступила эра крито-микенской культуры, с центром в Микенах, на Пелопоннесе.
Честь открытия дворцового комплекса в Кноссе, раскопок и первоначального, очень подробного описания принадлежит сэру Артуру Эвансу (1851-1941). В отличие от Генриха Шлимана, совершенного дилетанта, который, опираясь на поэмы Гомера, нашел и раскопал Трою, Эванс был археологом-профессионалом (вообще-то в более молодые годы Эванс был еще и тайным агентом британского правительства, его весьма почитали на Балканах и арестовывали в Австро-Венгрии, но это уже другая история). До него отыскать Лабиринт мечтали и критянин Минос Калокеринос, знавший о развалинах в Кноссе, и Шлиман, которому он о них сообщил. Калокеринос даже начал раскопки в 1878 году, но турецкая администрация, под властью которой тогда находился Крит, запретила эти работы. Эванс приступил к раскопкам в 1900 году, когда турки уже ушли.
Кносский дворец — это гораздо больше, чем просто роскошный замок. Он занимал площадь около 22000 квадратных метров, в нем было множество комнат и залов, сколько точно, сказать трудно — от 1500 до 2000. Дворцовый комплекс был и центром управления, и храмом-святилищем. Сохранились тронный зал, покои царя и царицы; мегарон (покои) царицы был украшен знаменитой «дельфиньей» фреской. В дворце обитало множество людей: и высшие сановники и придворные, и слуги. Не все жили здесь добровольно: существовала подземная тюрьма. Был найден и театр — не там ли происходили игрища с быками? Мастерские также находились во дворце. Нижние этажи, очевидно, были отведены для хозяйственных помещений. В кладовых хранились шерсть, ткани, съестные припасы, в основном зерно и оливковое масло. В хранилищах было найдено много табличек, исписанных критским письмом трех видов — иероглифическим, линейным А и линейным Б; до сих пор они расшифрованы лишь частично, прочитаны лишь позднейшие записи микенского периода, на диалекте греческого, минойский язык остается для нас загадкой, известно лишь, что он не индоевропейский.
Удивительно, как в бронзовом веке было построено многоэтажное здание (до 5 этажей в некоторых крылах), с водопроводом, канализацией и даже отоплением и естественным кондиционированием. Свет попадал в помещения не через окна, а через специальные проемы, световые колодцы. Роскошные портики и своды поддерживают сужающиеся книзу колонны, стены украшены фресками работы гениальных художников, ничуть не потерявшие свои яркие краски. По широким каменным лестницам удобно подниматься и спускаться и сейчас. Критские зодчие (интересно, был ли среди них Дедал?) не слишком разбирались в симметрии и гармонии, поэтому помещения слеплены друг с другом в хаотичном беспорядке, дворец действительно похож на лабиринт. Зато они знали, как противостоять землетрясениям — в стенах из камня были сделаны деревянные прослойки, придававшие строениям сейсмоустойчивость.
Параллельно с раскопками Эванс затеял и восстановление некоторых помещений — по своему разумению. Это выглядит великолепно и внушительно, но современные археологи сетуют — многое было потеряно, кое-что в древние времена было устроено совсем не так, как при реконструкции. Рядом с дворцом Эвансу установлен памятник — еще при его жизни, в 1935 году, он сам при этом присутствовал.
Кносс находится в пяти километрах от Ираклиона; Эванс устал от постоянных поездок в город и обратно и построил себе виллу рядом с раскопками, которую назвал «Вилла Ариадна». Этой вилле, как и самому дворцу, суждено было попасть в историю. В 1941 году Крит был оккупирован немецкими войсками, и вилла стала штаб-квартирой немцев. Во время второй мировой войны в Греции и особенно на Крите было сильно движение сопротивления, в котором активно участвовали и английские военные. Партизаны под руководством майора Патрика Ли Фермора дерзко похитили возле самой виллы командующего немецкими войсками на Крите генерала Крайпе и умудрились провезти его через 22 контрольных поста. Есть что-то мистическое в том, как судьба связала Эванса и Фермора. «Падди» Фермор тоже был путешественником и разведчиком, влюбленным в Грецию; во время войны его трижды забрасывали на Крит, два года он прожил в горах, переодетый пастухом. После войны сэр Патрик Ли Фермор стал известным английским писателем — и почетным гражданином города Ираклиона. А на вилле «Ариадна» 10 мая 1945 года был подписан акт о безоговорочной капитуляции оккупационных войск. К сожалению, библиотека, которую Эванс собирал всю жизнь, бесследно исчезла.
Большая часть самых ценных артефактов, найденных в Кноссе и других дворцах, выставлены в Археологическом музее Ираклиона. Здесь и керамика, и драгоценные украшения, и предметы культа… Такие, например, как ритон в форме бычьей головы, который использовался при богослужении; он был найден в Малом Кносском дворце, очевидно, служившем святилищем. Множество небольших керамических фигурок быков. Две статуэтки «богинь со змеями» свидетельствуют о том, что минойцы поклонялись не только быку, но и Великой Матери, земным образом которой, возможно, была царица. Многие ученые считают, что на Крите в то время если не царил матриархат, то существовали некоторые его пережитки. На статуэтках одежда по моде того времени, юбка колоколом и тесный корсаж, оставляющий обнаженными груди, в такие же наряды одеты женщины на фресках. Вообще удивительно, насколько точно древние художники изображали детали, особенно это чувствуется в образах животных. Керамика в морском стиле расписана изображениями осьминогов, дельфинов и кораллов. Минойская керамика очень ценилась в древнем мире, вазы и пифосы находят на островах Эгейского моря, в материковой Греции, в Сирии и Северном Египте. На некоторых фигурках изображение свастики — вовсе не нацистский, а распространенный во многих культурах, в том числе и на Крите, символ вечного движения. Ну а меня особенно умилила одна маленькая статуэтка — сирена мужского пола, оказывается, и такие бывают.
Кстати говоря, в более поздние времена местные жители поклонялись и олимпийским богам, в частности, Зевсу, о чем свидетельствуют раскопки в диктейской пещере. Священные ритуалы в ней продолжались около двух тысяч лет. Сейчас поклонение продолжается, только сюда приходят уже туристы, которые взбираются ко входу по крутому склону. Некоторые, впрочем, предпочитают более надежный транспорт, чем свои две ноги, и поднимаются туда верхом на осликах (каюсь, и я была в их числе). Диктейская пещера — это пещера карстового происхождения, которых немало на острове, но, наверное, самая примечательная из них, с просторными залами, великолепными сталагмитами и сталактитами. Боги знали, что выбирать!
История Крита, разумеется, не исчерпывается минойской и микенской эрами. Были темные века между микенской цивилизацией и классическим периодом, было нашествие дорийцев, ознаменовавшее начало железного века, были периоды запустения и опустошения, которые сменялись возрождением. Критское войско участвовало в Троянской войне. В 67 году до н.э. Крит был завоеван римлянами, он потерял свою независимость, но взамен приобрел мир, стабильность и процветание. Когда Рим разделился на Западную и Восточную Римские империи, Крит остался в сфере Византии. С V века критяне — христиане, после раскола церкви — православные христиане, и никакие завоеватели не сумели склонить их к иной вере, будь то католицизм или ислам. На Крите множество православных церквей и монастырей, некоторые из них построены так высоко в горах, порою на кажущихся неприступными скалах, что непонятно, как же туда добирались верующие.
Византию сменили арабы, при них расцвело пиратство, так что измученным набегами мусульман-пиратов византийцам пришлось устроить военный поход, чтобы снова прибрать Крит к рукам. С начала XIII века Критом правила Венецианская республика, а в середине XVII века, несмотря на отчаянное сопротивление венецианцев, Критом, как и всей Грецией, завладела Османская империя. От венецианцев остались мощные крепости, которые долго охраняли остров от пиратов и османов, такие, как крепость Кулес, защищавшая вход в гавань Ираклиона (тогда он назывался Хандакас) и неприступный форт на острове Спиналонга, господствовавший над заливом и бухтой Мирабелло. Турки покинули остров только в 1898 году, после народного восстания и вмешательства европейских держав. Наконец, в 1913 году Крит окончательно присоединился к Греции. Сейчас подавляющее большинство населения Крита — этнические греки, но у многих из них сохранились генетические следы минойцев.