Каракал

 

Ольга Арнольд                        Фото Андрея Жданова

Дикая кошка с подведенными глазками

Чем люди развлекаются в сети? Котиками. Число котиков давно превысило количество эротических картинок. Милые, пушистые или ушасто-голые, они практически у всех вызывают чувство умиления. Ми-ми-ми, одним словом. Уже давно забыли, что кошку одомашнили не как симпатичного компаньона, почти члена семьи, а как грозу грызунов и спасителя урожая. Невозможно переоценить роль кошек в нашей жизни. И не только обычной домашней кошки, которая сейчас. на основе исследования ДНК, считается подвидом лесного кота и произошла, в свою очередь, от его африканского степного подвида. Начиная с того момента, как на нашей планете вообще впервые появились кошачьи и заставили наших предков, примитивных приматов, спешно эволюционировать в сторону большей ловкости и сообразительности, мы (то есть обезьяны и кошачьи) развиваемся параллельно. До возникновения кошек первые обезьяноподобные существа наслаждались на деревьях нирваной и покоем, пользуясь отсутствием хищников. Это еще наше счастье, что саблезубые кошки вымерли до воцарения на земле нашего вида, наши родичи из рода Homo от них в свое время настрадались.

Сколько видов кошачьих сейчас обитает на земле, трудно сказать. Наверное, их число — нечто среднее между 40 и 50. Семейство кошачьих подразделяется на два подсемейства: больших и малых кошек. Ну с большими кошками все ясно: лев, тигр, леопард, ягуар, снежный барс и вдобавок еще дымчатый леопард (недавно выяснилось что дымчатых леопардов не один, а два вида — ох уж эти генетики!). А вот малых кошек много, одних рысей целых четыре вида — и возможно, в дальних уголках планеты найдутся еще какие-нибудь кошки. Ведь открыли же несколько лет назад новый вид дикой кошки на японском острове Ириомоте, а совсем недавно на Корсике обнаружили загадочную кошку-лису!А живая горная андская кошка впервые попала в руки исследователей в 2004 году, а до этого была знакома только по нескольким фотографиям, сделанным в конце прошлого иека.

К малым кошкам относятся, кстати, и пума, которую трудно назвать маленькой, и гепард, который оказался родичем пумы. Но мой рассказ сегодня — о каракале, которого раньше часто называли степной рысью. Однако оказалось, что они не родственники и относятся к разным родам. Внешне они действительно чем-то похожи: кисточки на ушах, чем-то похожи, хвост длиннее, чем у рыси, но не слишком длинный. Но эти изящные кошечки гораздо стройнее. И грациознее, чем рыси — на мой взгляд, конечно.

Длина тела каракала 65—80 см, высота в холке около 45, весит он от 11 до 20 кг. Уши треугольные, с длинными кисточками на концах. На подошвах вырастают жёсткие волосы, облегчающие передвижение по горячему песку. Шерсть короткая и густая, однотонная, как у пумы, сверху песчаного или красновато-коричневого цвета, низ более светлый. Кисточки на ушах и наружная сторона ушей черные, на мордочке тоже чёрные отметины. Миндалевидные глаза окружены черным, как будто кошечка их специально подводила, что делает ее настоящей красавицей. Бывают и черные каракалы, но они встречаются очень редко.

Каракалы живут в пустынях и полупыстынях, в сухих степях и саваннах. Они обитают в Африке, на Аравийском полуострове, в Малой и Средней Азии, на Ближнем Востоке. В России встречаются крайне редко, в предгорьях Дагестана. В Африке каракал — самое обычное животное, в Азии их мало.

Каракал — ночное животное, хотя иногда деятелен и днем, он очень скрытен, поэтому его трудно заметить. Логовами каракалам служат расщелины в скалах и чужие норы, чаще всего дикобразов и лис. Самцы занимают обширные территории, а небольшие жизненные пространства самок располагаются на их периферии. Размножение происходит круглый год, самка рожает до шести детенышей. Котята становятся взрослыми и уходят от матери в 6 месяцев, но половозрелость наступает только в полтора года.

Охотится каракал, как и почти все кошки, скрадывая жертву. При нужном приближении он настигает ее большими прыжками, при этом, как и сервал, в прыжке он может поймать взлетевшую птицу, а иногда и несколько сразу — у него великолепная реакция. Но чаще всего его добычей становятся грызуны, а также мелкие антилопы. Он умеет добывать ежей и дикобразов, не брезгует также насекомыми, ящерицами и змеями, может нападать и на небольших хищников, типа лис и мангустов, на молодых страусов. В Южной Африке его считают вредителем, и не зря: в его рацион часто входят домашняя птица, ягнята и козы. Поэтому там на него охотятся, обычно ночью при свете фар, подманивая криком раненого зайца. Как и леопард, каракал затаскивает добычу на деревья, чтобы спрятать её от конкурентов. Эта кошка способна долгое время обходиться без воды, получая жидкость из тела жертв.

Каракалы легко приручаются. Раньше в Азии с ручными каракалами охотились на зайцев, фазанов, павлинов и мелких антилоп, на востоке такая охота была очень популярна. В Индии каракала называют «маленьким гепардом» или «гепардом для бедных», потому что охота с ним обходится значительно дешевле. Сейчас с ручными каракалами практически не охотятся, но они до сих пор служат человеку: в Южной Африке они отгоняют птиц, чаще всего цесарок, от военных аэродромов.

Мы близко познакомились с каракалом в Намибии, в заповеднике Наан Ку се. Скорее, это приют для диких животных, где большинство животных — спасенные, но кроме вольеров, центру Наан Ку се принадлежит и огромная огороженная территория, где обитают самые обычные для этих мест птицы и звери. Там же, на пустынном пространстве, происходят прогулки туристов с дикими кошками, гепардами и каракалами. В отличие от приютов в Южной Африке, где туристам предлагают пройтись с гепардами на поводке, здесь зверей во время прогулки выпускают практически на свободу, на отгороженную сеткой обширную территорию, где они могут показать себя во всей красе, то есть проявляют нормальное поведение, характерное для данного вида. Так, однажды гепарды на такой прогулке поймали спрингбока, очень быструю и прыгучую антилопу. Но мы приехали поздно, гепарды были уже заняты, и нам достался каракал, о чем мы совершенно не пожалели.

Маленькую годовалую самочку каракала по имени Линда привезли на прогулку вместе с туристами в обычной переноске. Рейнджер сказал нам, что она сирота и воспитывалась гепардами, но это была ложь во имя спасения. Спасения от фанатичных зоозащитников, которые считают, что дикое животное должно оставаться диким и жить на воле, иначе… иначе его лучше пристрелить, чтоб не мучилось. Впоследствии из разговора с одной из руководительниц центра я узнала, что радикальные «зеленые» регулярно и агрессивно вмешиваются в его работу. Линда же явно росла в человеческом доме, она вела себя, как обычная домашняя кошка, и то и дело потиралась о наши ноги (рейнджер просил это не фотографировать, но я не думаю, что активисты PETA (радикальная организация, борющаяся за права животных) читают русские журналы, так что могу об этом писать спокойно). Конечно, этот конкретный каракал никогда бы не выжил на воле, потому что совершенно не боится людей. Линда проявила некий интерес к страусам и антилопам ориксам, пасшимся в отдалении, но гораздо больше ее увлек обычный камешек, с которым она играла. Все ее движения были полны такой грации, она была столь обаятельна, что зрители были просто очарованы. Под конец прогулки рейнджер позвал ее, и не сразу, но все-таки она к нему подошла, как не слишком послушная собака, которой не хочется возвращаться домой с прогулки.

Не удивительно, что в последнее время некоторые любители экзотики пытаются превратить каракалов в домашних животных. Понятно, почему именно их и еще их родственников сервалов. Посмотрела бы я на человека, который попытался бы погладить манула! Несмотря на свой вид пушистого домашнего котика, манул — сплошные когти и зубы. Впрочем, я знаю историю с пумой, которая жила у богатого человека в большом вольере и в конце концов убила хозяина (по его, впрочем, вине). Каракалы, особенно выращенные людьми, агрессивны не более, чем некоторые домашние любимцы. Но все равно это дикие животные, их нельзя держать в доме, только в больших вольерах, им обязательно надо много двигаться. И кормить их надо натуральным кормом, а не собачьим или кошачьим.

Каракалы у нас — животные отнюдь не для бедных, котенок стоит 400-500 тысяч рублей. Но еще дороже очень редкие каракеты — метисы каракала и домашней кошки, их стоимость достигает несколько миллионов. Каракет — большая кошка с мордочкой и ушами, как у дикого предка, но окрас не совсем однотонный, в нем прорывается полосатость и пятнистость, унаследованная от мамы. На мой взгляд, по внешнему виду каракет сильно уступает каракалу. Каракеты могут жить не в вольере, а в доме, но с большим участком. Не совсем понимаю, зачем их стали разводить, тем более что самцы до четвертого-пятого поколения полностью стерильны. Это и понятно — в данном случае речь идет о скрещивании не близкородственных видов, а животных, относящихся к разным родам.

Существуют и метисы каракала и сервала. Эти кошки относятся хоть и к разным, но близким родам. Биология сервала очень похожа на таковую каракала, но живут сервалы не в пустынных местностях, а во влажных саваннах и редколесье. Эти длинноногие африканские кошки с большими ушами обладают пятнистой окраской. Саванна, порода кошек, выведенная путем скрещивания сервала с домашней кошкой, родилась в Америке еще в 1986 году и, в отличие от каракета, общепризнанна, хотя в настоящее время именно в США саванн держать запрещено из-за трудностей разведения, когда в результате получается совсем не то, что хотели получить. Самцы саванны также стерильны. Внешне саванна — большая пятнистая кошка, очень похожая на дикого сервала, так что хозяева саванны могут тешить себя тем, что у них дома живет экзотическое животное… ну почти дикое. И цена тоже дикая — в России это от 500 тысяч до 1, 5 миллионов рублей.

И все же саванна, по-моему — лучший вариант для состоятельных любителей экзотики. Редчайшие каракеты не слишком похожи на дикий тип, а каракалам и сервалам лучше всего живется в родной природе. Или в очень хороших зоопарках, где эти кошки могут прожить долгую и счастливую жизнь и где можно ими можно спокойно любоваться.