АКТИНИИ ТРОПИЧЕСКИХ МОРЕЙ

Первую в своей жизни живую актинию я увидела на Беломорской биологической станции МГУ в студенческие годы, ее выловили ребята недалеко от пирса и поместили в стеклянную банку с водой. Она была красной, очень красивой и весьма корпулентной. Потом ее забрал Володя Малахов, сутками не вылезавший из лаборатории — теперь это Владимир Васильевич Малахов, академик, заведующий кафедрой беспозвоночных биофака МГУ, автор многих пионерских исследований и открытий.

Актинии не зря иначе называют анемонами — они действительно похожи на пышные махровые хризантемы с толстыми лепестками. Так, во всяком случае, выглядят многие потрясающе красивые актинии северных морей и разноцветные, ярко окрашенные обитатели морских аквариумов. Но актинии тропических вод не всегда похожи на цветы. Мой рассказ сейчас будет именно о них, потому что этих существ я видела своими глазами в их естественной среде обитания.

Актинии относятся к типу стрекающих (раньше они назывались кишечнополостными). Они близкие родственники мадрепоровых кораллов — основных строителей коралловых рифов. Чаще всего это одиночные полипы, по строению похожие на пресноводную гидру, которую все когда-то проходили на уроках биологии. Тело полипа — цилиндрический мешок, состоящий из двух слоев клеток, наружного (эктодермы) и внутреннего (энтодермы), между которыми находится лишенное клеток вещество, мезоглея. С одной стороны туловище полипа прикрепляется к субстрату подошвой, с другой полость тела (гастральная полость) открывается наружу ротовым отверстием, окруженным венцом щупалец.

Характерные для всех стрекающих стрекательные клетки, или нематоцисты, содержат плотную капсулу, наполненную ядовитой жидкостью, содержащей нейротоксин; на одном конце ее стенка впячивается внутрь в виде полого тонкого отростка, закрученного спиралью. Когда чувствительный волосок на наружной поверхности клетки соприкасается с чем-либо, стрекательная нить рефлекторно распрямляется, как упругая стрела, и «выстреливает»; кончик нити наподобие гарпуна усажен обращенными назад ядовитыми шипами. Стрекательные клетки распределены в покровах, но особенно многочисленны на щупальцах; отрываясь от тела животного, в воде они сохраняют свои поражающие свойства и могут вызвать раздражение. Впрочем, актинии обычно для человека не опасны, легкое жжение не в счет. Но есть исключения — у некоторых актиний из семейства алисиид (Aliciidae) яд очень сильный. Был даже один смертельный случай: филиппинский рыбак умер после ожога огненного анемона филлодискуса семони (Phyllodiscus semоni), но он отказался от медицинской помощи. Этот анемон — ночной охотник, как и многие его родичи, днем его толстые бурые щупальца собираются к центру полипа и прикрывают ротовое отверстие, так что его легко принять за камень на дне. Другие филлодискусы нередко похожи на зеленые водоросли и тоже очень ядовиты. Менее опасны, но вызывают сильные ожоги разные представители этого семейства. Красноморская алисия Alicia pretiosa может передвигаться по дну, отрывая подошву и выделывая петлеобразные кульбиты. А алисия удивительная, Alicia mirabilis, обитательница умеренных вод, которую любители держат в аквариумах, несмотря на ее ядовитость, умеет даже плавать.

Все актинии — хищники. Они едят все, что попадется. Как-то в документальном фильме ВВС были кадры с большой актинией, которая пожирала тушку погибшего баклана; к ней протянула шупальцы ее соседка и отобрала половину добычи. В конце концов от птицы остались только перья. Но, конечно, чаще всего их добыча — небольшие рыбки и ракообразные; те, кто поменьше, питаются мелкими креветками и зопланктоном. Когда мимо анемона проплывает неосторожная рыбка, его нематоцисты выстреливают, и щупальцы подтягивают парализованную жертву к ротовому отверстию.

Анемоны, хоть и могут передвигаться, обычно находятся на одном месте, надежно закрепляясь подошвой на субстрате. Но иногда этот субстрат движется: это раки-отшельники сажают их на свои панцири ради надежной защиты, причем не по одному, а сколько смогут найти и сколько поместится, и передвигаются боком, как оживший камень с крошечными вулканчиками, торчащими во все стороны. Актинии тоже в выигрыше: в движении они могут поймать гораздо больше добычи, чем сидя на месте. Такой своеобразный симбиоз существует между анемоновыми раками-отшельниками (Dardanus tinctor) и актиниями краба-отшельника (Calliactis polypus) (те существа, которых мы называем раками-отшельниками, на самом деле крабы). Отыскав подходящую актинию, рак осторожно поглаживает ее усиками, и актиния принимает его «ухаживания» — то есть не выстреливает в него нематоцистами, а открепляется от субстрата, и рак помещает ее на свою раковину. Меняя раковину, хозяин аккуратно пересаживает на новый дом свою сожительницу, иногда она ему даже помогает, изгибаясь. Это не единственный такой союз: например, рак — отшельник Придо (Pagurus prideauxi) и адамсия (Adamsia palliata) пошли еще дальше, они всегда живут только совместно. Юных адамсий в виде крошечных бутонов можно встретить одиноко сидящими на камнях, где их подбирают раки и аккуратно сажают на раковину недалеко от входа — и ото рта. Рак растет, растет и актиния, ее подошва разрастается и охватывает кольцом почти всю поверхность раковины. Когда раковина становится мала подросшему раку, менять ее не нужно — актиния достраивает ее, выделяя по ее краю быстро твердеющую слизь, которая становится крепким роговым продолжением первоначального «дома». Ну а кусочки пищи, которые роняет рак, подбирает актиния.

Примеров симбиоза актиний с членистоногими много. В тропических морях живут крошечные крабы-боксеры из рода Lybia, не более 2,5 см величиной, так у тех сидит по актинии на каждой клешне. Обыденное их название — пом-пом крабы, крабы с помпонами, когда они размахивают клешнями с миниатюрными букетиками-помпонами, это очень забавное зрелище. Бывает, они дерутся между собой, как истинные боксеры. Потерявший свою актинию крабик пытается отнять чужую у соседа — и в конце концов они ее разрывают; посаженный на клешню полип тут же восстанавливает свою целостность. С регенераций у них дело обстоит хорошо, актинии в каждой руке-клешне краба — это две половинки одной материнской актинии. Как недавно выяснилось, эти актинии, из родов бундеопсис (Bunodeopsis) и сагартия (Sagartia) именно так и размножаются, без хозяев-крабиков они в море не встречаются.

В актиниях живут также анемоновые креветки и анемоновые крабы. Анемоновые креветки из рода Periclimenes, нежные полупрозрачные существа, живут между щупалец разных актиний, иногда у подошвы или рта, и питаются остатками ее добычи. Считается, что для актиний они служат чистильщиками. Фарфоровые анемоновые крабы из рода Neopetrolisthes, очевидно, выполняют ту же функцию.

Но самый известный пример симбиоза, одной стороной которого являются актинии — это, конечно, их сожительство с амфиприонами, или рыбами-клоунаами. Этих пестрых, ярко окрашенных с преобладанием желтых и красных оттенков рыбок насчитывается около тридцати видов, и живут они только в актиниях. Амфиприоны одного вида обитают обычно в избранных анемонах одного-двух видов, и только амфиприон Кларка вступает в симбиоз с актиниями десяти видов — но он и распространен наиболее широко. На рифах Красного моря живет только один вид рыбы-клоуна — двуполосый амфиприон, он сожительствует с актиниями пяти разных видов. Чаще всего партнерами рыбок становятся актинии гетерактисы (гетерактис великолепный, кожистая ковровая актиния и короткощупальцевая ковровая актиния), пузырчатая актиния и ковровая актиния мертенси. Это крупные анемоны, и нередко на рифах они образуют целые анемоновые сады, с рыбками, снующими туда-сюда. Амфиприоны обычно агрессивно защищают свою актинию, свой дом, от любых пришельцев, в том числе и от человека; пальцы и ладони чересчур любопытных дайверов они нередко кусают до крови. В аквариумах они прогоняют от своей любимой актинии и анемоновых крабов.

Только рыбы-клоуны, покрытые слизью актинии, могут не опасаться ее жгучих щупалец. Актиния не трогает своих жильцов, они живут в ней, как у бога за пазухой, при малейшей опасности возвращаясь в свой надежный дом. Причем живут в ней совершенно буквально; меня всегда интересовало, куда деваются рыбки, когда актиния закрывается, чем-то потревоженная. Я долго наблюдала за анемоном с помпезным названием гетерактис великолепный, чтобы понять это; оказывается, амфиприоны скрываются внутри чаши, и их носы первыми высовываются наружу, когда он решит открыться. Что сама актиния получает от своих симбионтов, до последнего времени было не совсем ясно, была только гипотеза, и она подтвердилась: жильцы бросают в ротовое отверстие хозяина кусочки еды. Также они вентилируют воду, насыщая ее кислородом.

Кроме этих актиний, можно сказать, «истинных актиний», есть и другие полипы, относящиеся к родственным отрядам. В первую очередь, это цериантусы, или трубочные актинии, очень похожие на обычных, но находящиеся с ними в отдаленном родстве. Они живут на рифах и на песчаном дне не только в тропических морях и питаются так же, как обычные актинии. Их тело заключено в роговую трубочку, слизь для которой продуцирует эктодерма полипа, а ротовое отверстие окружает венец щупалец, длинных и тонких. Эти красивые ярко и разнообразно окрашенные создания, часто содержатся в морских аквариумах.

Коралломорфы — это странные существа, которые у тех, кто их видит, нередко вызывают вопросы — что это такое? Коралл? Актиния? Или вообще водоросль? На самом деле это отдельный отряд, родственный и актиниям, и мадрепоровым кораллам, но у них нет жесткого известкового скелета, присущего кораллам, и нет скелета вообще. Часто они выглядят, как круглые тарелки или чаши (один из видов так и называется — блюдечковый коралломорф); ротовое отверстие окружено короткими щупальцами. Иногда коралломорфы устилают риф целым ковром. Их нередко держат в морских аквариумах, например, бородатую дискосмому.

Все фотографии к этой статье сделаны в естественной среде, в тропических морях.